Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:19 

А меж тем...

Amarth
Странным судьба иногда одаряет авансом - силой упрямства живого сменить фазу дня! (с) Jam
Хочу похвастаться вторым за всю свою фандомопись мидиком...

Название: Труп на потолке
Автор: Amarth
Бета: Voidwraith ( cпасибо за помощь :heart: :white: = ))
Размер: миди, 5 839 слов
Персонажи: Сэнд, Калеб, Элайт Кролнобер, Дункан , Офала, судья Олефф Ускар, ОЖП, ОМП
Категория: джен
Жанр: детектив, юмор, приключения, экшн
Рейтинг: R
Краткое содержание: И Сэнду не чужд азарт.
Примечание: 1. По игре "Neverwinter Nights 2".
2. Преканон, внутрисеттинговый кроссовер.
Предупреждение: Вольное обращение с каноном, насилие.

Короткие летние сумерки опускались на гавань Невервинтера, неся с собой аромат ночной жизни портового района, привычный здешним обитателям и тревожащий незнакомцев. В нём играли нотки опасности, поджидающей в многочисленных закоулках; резкий запах стали, которой ничего не стоит просвистеть у самого уха; аромат свежепойманной рыбы, смолы и древесины, кабацкого пива и алхимических компонентов. Конечно, никто не стал бы утверждать, что здесь не смердели сточные канавы, не разлагались в тех же темных закоулках брошенные мертвецы, а посетители таверны знали и соблюдали меру. Но во всем этом нет ничего необычного, а мягко наступающая на город ночь таила в себе почти осязаемую тайну, к которой тянулся любой, кто был в состоянии распознать этот тонкий аромат.

Волшебник Сэнд из народа лунных эльфов не просто распознавал: он наслаждался этим, казалось бы, оставленным в прошлом ощущением. Каждый вечер, когда приходила пора закрывать лавку, он, сколь бы ни были насыщены его планы на ночь, замирал, глядя на тонущее в море солнце, резко вычерченные корабельные мачты на фоне пылающего неба, позволял бризу ласкать острое лицо и трепать черные волосы. В эти минуты волшебник даже не вспоминал свою бурную молодость, но просто становился единым с городом. Разумеется, не забыв нашептать пару-другую защитных чар. Воришки здесь ушлые, да и у самого Сэнда было несколько недоброжелателей.

Сэнд редко говорил обо всех этих высоких материях, разве что со своим котом Джералем в качестве собеседника. Правда, иной раз сомневался, что фамилиару нужны слова: их взаимопонимание давно переросло примитивную вербальную форму. С остальными же своими знакомыми эльф-волшебник предпочитал не откровенничать, и на вопросы о том, почему он не перебрался в тот же торговый квартал, язвительно отвечал, что в порту аренда дешевле и страже есть чем заняться, кроме обирания скромных алхимиков.

Вот и сейчас, полюбовавшись на море под заходящим солнцем и дождавшись, когда край раскаленного диска скроется за горизонтом, Сэнд вернулся в лавку, запер дверь и на простой, и на магический замок и с удовлетворением пронаблюдал, как заходят в дверной косяк металлические штыри. В последнее время появилось много громил, чьим излюбленным методом проникновения в дома и лавки было выбивание дверей. Что ж, такая система станет неприятным сюрпризом для незваных гостей, пожелай они заглянуть сюда в неурочный час с дурными намерениями.
Волшебник любовно оглядел убранный прилавок, аккуратные полки книг и волшебных предметов, стройные ряды склянок с зельями и полированные столы. Это было привычно и правильно. Удовлетворенно улыбнувшись, Сэнд подхватил пару томов по академической трансмутации и направился в жилую комнату, где его уже поджидал растянувшийся на кровати Джераль. Эльф устроился рядом, вытянул усталые ноги и углубился в чтение. Спустя пару часов, когда уже совсем стемнело, кто-то поскребся в заднюю дверь лавки. Не будь слух Сэнда столь тонок, наверняка не услышал бы.

Об этом черном ходе знали немногие, лишь те, кому было известно, что ехидный волшебник порой не прочь тряхнуть стариной и ввязаться в авантюру, если та покажется ему достаточно привлекательной. Таких осведомленных можно было пересчитать по пальцам, и сейчас Сэнд гадал, кому могла понадобиться его помощь.
– Кто здесь? – спросил эльф едва слышно, ровно чтобы пришелец мог разобрать слова. В руке он держал наготове палочку волшебных стрел. На всякий случай.
– Я от Офалы, – откликнулся с улицы низкий женский голос. – Прошу тебя пройти к нам. Госпожа считает, что ей есть чем тебя заинтересовать.

Офала, владелица борделя «Маска Лунного Камня». Во всех отношениях почтенная дама с безукоризненной репутацией, включавшей в себя положенные скандалы и слухи о работе на разведку. Их с Сэндом связывало в прошлом взаимовыгодное партнерство, и теперь, остепенившись, Офала нередко подкидывала магу любопытные задачки. Вот и сейчас он в первую очередь подумал о ней – и не ошибся.
– Я приду, – отозвался маг и принялся собираться.
Верный кинжал в ножнах на поясе, мешочки с компонентами для чар, несколько волшебных палочек, зелий и свитков, неизменная книга заклинаний. Вот, собственно, и все. Выждав еще немного времени для порядка, Сэнд, накинув капюшон плаща, ступил в ночную темноту и направился к воротам, отделявшим портовый квартал от торгового. Поздний час и стража на воротах эльфа не смущали. Если посланница Офалы не озаботилась этим вопросом, то он и сам знал, как говорить со стражником и что при этом незаметно передать.

***


Густые багровые капли падали в лужу на полу, которая, казалось, занимала половину комнаты в «Маске Лунного Камня». Когда-то здесь был приятный золотистый ковер в тон постельному белью, обивке мебели и стен. Теперь от него остались лишь воспоминания, да кисти пушистой бахромы по краям, до которых еще не добралась растекающаяся кровь. Но скоро доберется, если не убрать распростертый на потолке труп.

– Мужчина, человек, примерный возраст – лет двадцать восемь – тридцать, – озвучил Сэнд свои наблюдения. Взгляд волшебника зацепился за кольцо на пальце мертвеца: не гербовое, и, судя по всему, не магическое. Эльф добавил: – Вероятно, женат. Может, это супруга прокляла его на случай посещения борделей? Предположительная причина смерти – многочисленные переломы с проникновением осколков костей в жизненно важные органы. Обратите внимание на кровавую пену у губ: её цвет, да и сами пузыри позволяют предположить, что пробито легкое. Шея в неестественном положении, – продолжал волшебник, – но неясно: ему её сначала свернули, а потом беднягу расплющило об потолок, или это последствия агонии… Офала, – Сэнд пристально посмотрел на хозяйку заведения, – Что здесь произошло? Что-то явно удерживает его на потолке, но оно не поддается рассеиванию магии. Вы его клеем случайно не намазали? – Эльф не пожалел извести на труп свиток самого мощного развеивающего заклинания, но мертвяк остался висеть, где висел, будто и после смерти стремился пробить своим изломанным телом потолок комнаты. – Ты звала стражу?

– Сэнд, ну что ты?! – всплеснула руками женщина, предпочтя пропустить мимо ушей замечание про клей. – Если предать дело огласке, это будет серьезный удар по репутации моего заведения. Не хотелось бы вмешивать сюда посторонних, тем более стражу. Под меня и так совсем недавно перестали копать. Потому я и обратилась к тебе.
– Чтобы я снял труп с потолка? – Волшебник выразительно выгнул бровь. Офала пожала плечами, не отрицая предположения старого знакомого. Она держалась настолько невозмутимо, насколько вообще это было возможно в такой ситуации.
– И это тоже. Мои ребята, – она кивнула в сторону топтавшихся у входа верзил–охранников, – не смогли отодрать его от потолка. Но главное, узнай, кто это сделал.
Двумя стремительными шагами она преодолела разделявшее их с магом расстояние. Бесшумно, несмотря на высокие туфли, и грациозно, как кошка. Эльф в очередной раз поразился, как при своих роскошных формах эта женщина умудряется так двигаться. Она сжала его узкую ладонь и посмотрела в голубые глаза.
– Признаться, мне самому интересно, что тут за чары – или проклятие, или вовсе какая-нибудь химия, – покачал головой волшебник, – но я должен точно знать, что тут произошло, чтобы понять, с какого конца начинать расследование. Кто этот герой-любовник, в первый ли раз здесь, или уже успел плюнуть кому-то из местных в кашу, давно ли в городе – в порту я его не видел, а внешность у него не самая заурядная.
– Разумеется, – кивнула Офала и громко позвала: – Надин!
В дверь проскользнула тоненькая светловолосая девушка с лицом, перемазанным косметикой – вероятно, вследствие бурных рыданий. В глазах куртизанки застыл ужас, она нервно озиралась по сторонам и комкала на груди шелковый халатик.
– Расскажи, пожалуйста, моему другу, что тут произошло.
– Как скажете, госпожа. – Голос девушки дрожал от пережитого кошмара. Она неуверенно посмотрела на Сэнда, которого, казалось, не особо впечатляло наличие рядом истекающего кровью покойника, сглотнула, и начала сбивчиво рассказывать: – Это Реймс, имя или фамилия, я не знаю. По его словам, он приехал из Уотердипа, обычный авантюрист. Слышал о проблемах с орками в горах, у Родника Старого Филина, хотел наняться, заработать деньжат.
– А откуда ему стало известно о Роднике? – нахмурилась Офала.
– Не говорил, нам как-то не до этого было, – Надин сделала вид, что смутилась.
– Он не упоминал, что был женат? – осведомился Сэнд. – Общался здесь с кем-нибудь?
– Про жену не говорил, но нелицеприятно отзывался о капитане Брелейне, – припомнила Надин.
– Вероятно, в связи с делом о Роднике – сомневаюсь, что он подбивал клинья к старшему офицеру городской стражи, – предположил маг. – Было еще что-нибудь, заслуживающее внимания? Где он остановился, с кем общался?
– Тут, к сожалению, ничем не могу помочь, – куртизанка развела руками.
– Ладно, спасибо за ответы, эта информация хотя бы дает ниточку к разгадке. А теперь, вспомни, пожалуйста, как именно он умер. Я понимаю, что это не самые приятные впечатления, но мне необходимо знать, каким образом он... прилип к потолку.
Надин понадобилось несколько минут, чтобы собраться с духом.
– Сначала у него расширились зрачки, – начала она, – мы как раз целовались. Реймс отшатнулся, его колотило, он начал хватать себя руками, его дыхание стало хриплым, рваным. Потом он дернулся, взмыл вверх, его очень сильно ударило об потолок – так, что я услышала хруст ломающихся костей, – Надин стиснула тонкие пальчики, затряслась сама, на глаза навернулись слезы. – Он даже не кричал – выл, из ушей, носа и рта хлынула кровь. Я позвала на помощь. Охрана прибежала почти тут же, но они не смогли ничего сделать. Реймса просто вплющивало в потолок, словно неведомая сила хотела протащить его сквозь доски, а потом, наверное, и крышу. Его выкручивало, ломало, но никто не мог ничего сделать…. Через несколько мгновений он умер. Мастер Сэнд, поверьте, это была самая страшная смерть в моей жизни, хотя девочкой я пережила здесь чуму. Найдите того, кто это сделал, если сможете!
– Я постараюсь, Надин. Воспользуюсь дедуктивным методом, найду злоумышленника, и он не уйдет от наказания. В конце концов, то, что госпожа Офала обратилась именно ко мне – это уже шаг к успеху расследования, – произнес Сэнд, вновь переведя взгляд на распластанное по потолку тело. Золотисто-рыжие волосы были спутаны и окровавлены, светло-зеленые глаза навыкате, красивое лицо исказила мучительная агония. Эльф подошел к нему и попробовал снять кольцо, бросившееся в глаза, видимо, потому, что ничего больше на несчастном не было. Украшение не поддавалось. Волшебник нахмурился. Выходит, все же не обручальное. Для верности он полез в поясник за материалами для заклинания определения магии. Привычные слова, но опять ничего.
– Я полагаю, его одежда здесь? – эльф вновь обратился к Офале. – В личных вещах жертвы могут оказаться важные улики?
– Да, вот лежат, – она указала на сваленную в углу одежду.

Недолгий обыск выявил сапоги и плащ, что помогали прятаться в тенях и ходить бесшумно, перчатки из тонко выделанной кожи, рапиру, зачарованную огненным заклинанием, франтоватую шляпу с пером, кошель с приличной суммой в золоте и камешках, несколько зелий, без которых ни один путешественник в здравом уме не выйдет из дома, набор отмычек, походные принадлежности.
– Похоже, он собрался в дальнее путешествие, – заметил Сэнд, – в бордели при полном снаряжении обычно не ходят.… А тут…. Надин, тебе известно что-нибудь об этом?
Но девушка уже ушла.
– Позвать её снова? – предложила Офала.
– Спрошу внизу, здесь не самое приятное место для откровений. Кстати, прекраснейшая, в моём расследовании мне бы мог помочь некоторый дополнительный капитал...

***


Идти напрямую к Брелейне было нельзя. Такой поворот дела подставил бы Офалу, а это не входило в интересы Сэнда. Потому он решил действовать хитростью. С утра пораньше пошел в торговый квартал – послушать, о чем судачит народ Невервинтера. Больше всего его интересовали узники, которых держали в штабе стражи в тот день, когда Реймс приходил к Брелейне.
Идя по улице мимо гробницы и храма, минуя лоток алхимика, эльф поймал неприязненный взгляд последнего. Ответил ехидно-вежливой улыбкой через плечо. Это он и называл – в порту аренда дешевле. Реши он обосноваться здесь, не исключено, что пришлось бы так же ютиться на улице с прилавком под открытым небом. Безобразие. Да любая толпа подвыпивших гуляк одним неосторожным движением может уничтожить бесценные реагенты! А попробуй отлучись на минутку, чтобы достать со склада скляночку припрятанной для богатого клиента демонической крови – обуют, как пить дать, а богатого клиента и след простыл. Одни убытки и ненужное беспокойство! Эльф фыркнул в тон своим мыслям.
Продолжая променад, волшебник бросил монетку хромому нищему у Гробницы Предателей. В процессе выражения благодарностей (монетка была полновесным золотым, а не каким-нибудь медяком) тот припомнил, что несколько дней назад некий рыжий тип заходил в храм Тира. Причем шел он туда бодро и целеустремленно, а обернулся скоро, и лицо у него при том было весьма и весьма раздосадованное.
Рассудив, что Храм Тира – не штаб городской стражи, а беседа о заблудших душах и сбившихся с верной дороги жизни путниках вряд ли повредит репутации Офалы, Сэнд решил пожелать доброго дня судье Олеффу и направился в храм.
Сэнд любил причал, где свободно гуляет морской бриз; от своих предков он унаследовал любовь к звездному куполу ясной ночи; волшебнику было уютно в своей маленькой лавке. В роскошном, пышном храме, напротив, он чувствовал себя несколько неуместным. Понимая всю иррациональность этого чувства, Сэнд научился с успехом скрывать его, и потому, бросая несколько монет из выделенного Офалой на следственные расходы кошелька в жертвенник и здороваясь с судьей, ничем не выдал своего напряжения.
– Доброго дня, уважаемый судья! – произнес маг, изображая на лице положенную важность и мысленно продумывая ход разговора.
– Да пребудет с тобой справедливость, – ответствовал Олефф, – что привело тебя к нам, служитель Мистры?
– О, я всего лишь скромный адепт Плетения, – улыбнулся Сэнд. – Хотел испросить совета по одному теологическому вопросу, если это не отнимет у Вас много времени.
– По какому же?
– Боги и души людей. Их связь после смерти – и верующих, и неверующих, – тему Сэнд выбрал спонтанно и теперь развивал её, повинуясь внезапно нахлынувшему вдохновению. – Насколько, допустим, не служитель, но простой смертный должен придерживаться доктрин божества, чтобы не попасть в Стену. Или, например, наоборот: некто следует пути бога, но сам не подозревает об этом по той или иной причине и, соответственно, не возносит молитвы. Почему… ммм…. Ну, хотя бы живет в медвежьем углу на краю пустыни, куда еще не добрались проповедники и жрецы…
– С чего это вас посещают такие мысли, господин маг? – Олефф посмотрел в бесстыжие глаза эльфа, задумчиво склонив голову на бок.
– В трактате о преобразовании описаны свойства веществ. Не имея разума, вещества, однако, всегда приходят к своим исходным формам, претерпевая тот или иной процесс трансмутаций. Мне показалось, что душу можно принять за такое вещество, и что ход её преобразований определяет разум. Но как быть в том случае, если не в компетенции отдельного разума определить направление движения души?
– Интересные же у Вас ассоциации, – судья покачал головой. – И, пожалуй, они не лишены смысла. Но как бы то ни было, ключевым элементом, сближающим душу с богом, является воля обладателя души. Лишь в тех медвежьих углах, как вы изволили выразиться, куда редко доходит цивилизация, ничто не омрачает душу, не стремится её осквернить. Остальной же мир полон соблазнов. На своем пути к богу душа встречает множество препятствий и далеко не всегда она достигает своей цели.
– Хм… вы имеете в виду, – Сэнд заговорил шепотом, – сделки с существами нижних миров?
Лицо Олеффа посуровело.
– И их тоже. Но демонология – все-таки не самое распространенное явление, Вам ли этого не знать. Сделки и вообще магия, будь то проклятия или что-то подобное – это лишь капля в море. Самый большой вред своей душе человек может нанести без всякого чародейства, предавшись пороку, низменным страстям, пойдя на преступление. – Он вздохнул, и в том чувствовалась вся скорбь духовного лица, вынужденного каждый день сталкиваться с душами, обреченными на гибель. – Ко мне недавно заходил странный человек, спрашивал, существуют ли реликвии, способные охранить душу от порчи. Признаться, не слышал и не читал о таких вещах. В нашем хранилище нет ни книг, ни свитков на эту тему. Узнав об этом, тот проситель расстроился. В любом случае, даже если бы такие реликвии существовали – это кажется мне неправильным. Разумное создание само должно отвечать за свои поступки и принимать решения, иначе, столкнувшись с необходимостью проявить волю в чем-то другом, оно, несомненно, потерпит крах – просто потому, что не знает, как бороться с соблазнами.
Судья Олефф говорил, а Сэнд слушал – внимательно, как напавшая на след ищейка. Спонтанная тема развернула разговор в неожиданную сторону и дала то, о чем Сэнд даже не смел надеяться. Отчего-то магу казалось, что речь шла о том самом Реймсе. Эльф поблагодарил судью за беседу и вышел на улицу. Следовало обдумать сказанное. Признаться, волшебник и сам не подозревал о существовании предметов, воздействующих на душу. Но запомнил он крепко. Впрочем, он не стал прерывать свою прогулку: в конце концов, здесь могло обнаружиться что-то еще. Торговый район – он такой: собирает слухи со всех концов города.

Променад мага продолжался. Для порядка Сэнд приценился у торговца пряностями, купил несколько фунтов тэйских специй: дорого, конечно, но он вполне мог себе это позволить. Тем более, если варить с ними глинтвейн, тот выходил восхитительным. Эльф поделился с торговцем этим наблюдением. Слово за слово... И оказалось, что неделю назад – за дебош в зоопарке – у Брелейны сидел ни кто иной, как печально известный в Доках преступный элемент Калеб. Сэнд поморщился. Калеба он заочно знал и не горел желанием делать это знакомство более близким. Однако, хоть тот и считался хитрецом, в первую очередь он был трусом, которого можно припугнуть. «Офала будет мне должна по гроб жизни», – подумал волшебник, не слишком любивший иметь дело с городским дном. Но он не мог не признать, что охотничий азарт уже зажег его кровь. Теперь следовало дождаться вечера, закончить дела в лавке, обдумать полученную информацию и для начала заглянуть в «Затонувшую Флягу» к старине Дункану.

***

– Скажи-ка, Дункан, – ранним вечером того же дня спрашивал Сэнд старого знакомца, – раз уж ты для разнообразия сегодня трезв... у тебя тут не всплывал один тип? Светло-рыжие волосы, зеленые глаза, доспеха не носит, предпочитает рапиру, приехал из Вотердипа и хорош собой?
Волшебник щурил голубые глаза, пристально глядя на полуэльфа-трактирщика. Тот размеренными движениями натирал видавшую виды стойку, на которую Сэнд взгромоздил локти рядом со своей кружкой сидра. Пиво он здесь не пил из вредности, хотя и подкидывал Дункану по старой дружбе различные полезные составы.
– А на что он тебе? – осведомился полуэльф.
– Уже одного того, что он хорош собой, тебе мало? – фыркнул в ответ волшебник.
– Мало. У тебя глаза горят, как у некроманта, открывшего секрет вечной молодости. Обычно тебя так встряхивают лишь магия и интеллект. Причем чаще – твой собственный, к оной магии приложенный.
– Ну и зануда ты сегодня…. Снова бочка лучшего пива прокисла? – поинтересовался маг с нарочитым участием.
Дункан ответил мрачным взглядом, в котором можно было легко прочесть убедительную просьбу заткнуться. Обычно на Сэнда это слабо действовало, но сейчас он был остро заинтересован в ответах приятеля.
– Его прибили намедни. Особо извращенным способом, отдающим фанатизмом. Причем, магических следов на месте преступления я не нашел, – перестал юлить волшебник. Трактирщик, сам бывший авантюрист, хоть и любил поболтать о былых временах, настоящие секреты держал при себе надежнее могилы.
– А что тебе с того? Убийство – дело стражи, какой бы бестолковой она ни была, а отсутствие магии может в итоге иметь кучу объяснений. Зачастую – простейших.
– Скажем так, меня в этой истории попросили кое-что выяснить. К тому же, меня заинтересовала найденная при трупе побрякушка.
– Про зачарованные побрякушки может что-то знать Алданон. Ты еще не говорил с ним?
– Пока нет. У меня нет уверенности, что предмет волшебный. Нужно больше информации. К тому же, мне сейчас любопытнее её происхождение.
– Дело твоё, – пожал плечами Дункан, оглядывая зальчик таверны. Спокойный вечер спокойным вечером, но удостовериться в отсутствии нежелательных ушей никогда не бывает лишним. Однако все было как обычно. Несколько торговцев – дворфов и людей – шушукались под окном, сдвинув два стола, обсуждая условия сделки. Похоже, они недавно прибыли в Невервинтер. Пиво Дункана и нехитрая сытная снедь, подаваемые во «Фляге», их, похоже, устраивали. За другим столом расположились двое портовых рабочих, занятых исключительно своим элем, а в дальнем темном углу методично надирался хмурый, небритый следопыт.
– Так что про рыжего? – Напомнил о себе и своем деле Сэнд.
– Из Вотердипа, говоришь? – Дункан потер переносицу, задумавшись. – С неделю назад прибыл небольшой парусник оттуда. «Хвост Пульсара». И вроде бы он отплывает сегодня ночью. Возможно, ты успеешь расспросить капитана. У них в путешествии покорежило такелаж, днем они еще ремонтировались, а через несколько часов – прилив.
– Спасибо, приятель, – просиял Сэнд и широко ухмыльнулся. – Я знал, что в вопросах информации на тебя всегда можно положиться. В отличие от пивоварения.
– Не стоит благодарности, – буркнул полуэльф, задетый последним замечанием волшебника. Но тот, будто бы и не заметив его тона, легко поднялся, взмахнул на прощание рукой и вышел на улицу.
Дункан посмотрел вслед Сэнду, перевел взгляд на его сидр, но ничего не сказал. Только взял полотенце и принялся сосредоточенно протирать кружки.
Эльф же на ходу размышлял о том, куда идти сначала: искать Калеба, общение с которым обещало быть гарантированно неприятным, или же наведаться на шхуну – тем более, та вполне могла уйти со скорым приливом. Все звезды складывались в пользу второго пути, и Сэнд направился к причалу.

***


Прибрежная ночь встретила его светом звезд и их отражением на воде, поскрипыванием такелажа, плеском волн, разносящимися далеко над водой отголосками разговоров и ни с чем не сравнимым духом азарта. Не забывая проверять отсутствие хвоста, волшебник побродил среди складов у самого берега и вскоре вышел к причалу, где был пришвартован «Хвост Пульсара». На борту шхуны у трапа горели лампы, чей свет желтыми отблесками отражался в воде. Сэнду вполне хватало звездного света. Сегодняшняя ночь оказалась неожиданно ясной, не объятой туманом, – это можно было счесть хорошим знаком. Эльф разглядел вахтенного и приблизился к сходням.
– Добрая ночь, – тихо поздоровался он, стараясь держаться тени. Человек у штурвала пошевелился.
– И тебе ночь. Чего надо? – В голосе безошибочно опознавалась скука. Сэнд подумал, что ему как-то подозрительно везет. Не иначе, в ближайшем будущем от судьбы следует ждать подвоха.
– Не находишь, что сегодня прекрасная ночь для плавания?
– Так мы сегодня отплываем, и отлив скоро... Вот только некоторые не торопятся...
– Члены команды загуляли в последний вечер? Не могут оторваться от своих подружек? – Волшебник подначивал. Тем тоном, который даже в его исполнении вызывал на душевный разговор. Он не выпытывал секреты, о нет – просто предлагал поделиться наболевшим, злободневным, актуальным.
– Да эту скорлупку и вдвоем вести можно, – фыркнул моряк. – Но без нанимателя как-то не уплывешь, а прилив прозевать не хочется...
– А что капитан говорит? – Сэнду было действительно интересно.
– Да он спать лег. Сказал, никого ждать не будет, уйдет в прилив. У него сделка горит.
– Справедливо. – Волшебник чуть вышел из тени, позволив увидеть собеседнику пожатие плеч. Тот, похоже, изрядно соскучился по морским путям в порту и жаждал вновь оказаться в открытом море. Но его вполне можно было понять.
– А если с нанимателем что-нибудь случилось?
– Так мы этому франту не няньки, чтоб за ним бегать! Если где свою рыжую башку сложил – так туда ему и дорога.
– Любил нарываться? – при слове «рыжий», Сэнд весь подался вперед.
– А то! Где ни заваруха, там всегда он. А тебе-то что за дело? – Моряк, наконец, насторожился.
– Да я во «Фляге» перебрал лишнего, поговорить потянуло, – не моргнув глазом, соврал волшебник, – а там, как назло, никого подходящего. Да и проветриться в такую ночь – одно удовольствие.
– А–а, ну ясно. – Моряк осклабился. – Бывает. Но ты лучше иди. Капитан чужаков у себя на судне не любит.
– Тогда бывай. Попутного ветра.

***


Немного позже, двигаясь извилистыми переулочками портового района, Сэнд размышлял, не забывая поглядывать по сторонам. Разговор с моряком не дал особо ценной информации, но подтвердил имеющиеся догадки и предположения. Убитый действительно прибыл из Вотердипа, успел повздорить с Брелейной, сунув излишне длинный нос, предположительно, в историю с колодцем Старого Филина, о которой и сам Сэнд знал лишь расхожие слухи – истиной являлось лишь то, что на державшего базу лорда Коллума регулярно нападают орки. Затем этот Реймс наведывался в храм Тира и выспрашивал о редких реликвиях, а у него самого на пальце было неснимаемое кольцо. При этом смерть настигла бедолагу в респектабельном заведении, в объятиях красотки, и была явно магического и довольно изощренного свойства. Если, конечно, так с ним не разобрался кто-то невидимый. Этот вариант тоже не стоило сбрасывать со счетов. Но умереть спокойно Реймс, опять же, не смог. Его труп намертво прикрепился к потолку комнаты в «Лунной Маске». Можно было, конечно, надеяться, что со временем он отпадет сам собой, но отсутствие магических следов заставляло Сэнда подозревать наличие чужой злой воли. Мощной злой воли.
Мысли волшебника текли ровно и размеренно. Он ясно видел два направления расследования: след, ведущий к Колодцу Старого Филина, следующей ступенькой к которому был головорез Калеб, которого эльф сейчас как раз лениво разыскивал; и тема жреческой реликвии, не имевшая пока развития за отсутствием информации. Сэнд подумал и решил, что совет Дункана обратиться к мудрецу Алданону не лишен смысла. Старик пусть и давно выжил из ума, но помнил много любопытного, и к тому же располагал внушительной библиотекой. Кстати, о библиотеке….
От арбалетного болта, едва не коснувшегося щеки хвостовиком, эльф отклонился интуитивно. Тут же произнес заранее подготовленное метамагическое защитное заклинание, отводящее стрелы, и еще два болта пролетели мимо, отклоненные охранительным полем. Мысли о библиотеке пришлось отложить на потом. Не мешкая, Сэнд выпустил цепную молнию в ту сторону, откуда стреляли, больше полагаясь на чутье, чем целясь – но искры осветили силуэт, и им вторил крик боли. Белая дуга мигнула снова, перекидываясь на другого бандита. Запахло паленым.
Эльф быстро огляделся, выискивая укрытие. Несколько наваленных друг на друга ящиков показались ему подходящим убежищем, и он метнулся к ним. Когда деревяшки отгородили бандитов, маг почувствовал себя увереннее, и головореза, несшегося на мага с двуручным мечом наперевес встретил конус холода. За его спиной Сэнд различил знакомую мельтешащую, сутулую фигуру. Калеб! Сам пришел, значит, точно замешан! Почувствовав новый прилив азарта, волшебник встретил очередную атаку кислотными брызгами. Нападающий взвыл, схватился за лицо. Кожу разъедала жгучая жижа. Кажется, попало в глаза – что ж, один нейтрализован. Магическая стрела полетела в промахнувшегося арбалетчика.

Сэнд привычно сплетал пальцы в пассах и сыпал материальными компонентами, чары срывались с рук, сопровождаемые словами силы. Это был восторг. Маг не испугался, даже когда не него строем пошли трое мечников. Они были отличной мишенью для бьющих по площади чар. Нападающие дружно заорали, накрытые ледяным дождем.

Увлекшись, он на миг забыл о флангах и лишь чудом отделался длинным порезом вдоль предплечья, когда на него сбоку выскочил пронырливый халфлинг с замотанным лицом. Но следующий выпад разбойника встретили огненные ладони. Тем временем к магу приближались с фронта – приходилось отбиваться с двух сторон, и Сэнд обругал себя за то, что допустил сближение. Теперь ему приходилось орудовать и кинжалом, и магией. Концентрации хватало, но приходилось отступать. Природная ловкость помогала уклоняться. Взмах, блок, наклон, уход в сторону, волшебная стрела. Свист болта у самого уха, лезвие клинка – у другого. Подлый пинок окованным носком сапога. Пламенные ладони, кислотные брызги. Но его чары были не бесконечны.

Маг никогда бы не признался даже себе, что в такие моменты немного завидовал колдунам, не обремененным выбором чар. Но зависть таилась в глубине души, а в мире материальном на мага надвигался Калеб с заточкой. Перспектива столь бесславно окончить свои дни Сэнда не прельщала, а потому он стиснул зубы, пырнул ближайшего бандита кинжалом, прошипел ускоренное «проворное отступление» и перенесся в другой конец переулка. Выпрямился и обнаружил, что выдохся…. Магия искрами срывалась с кончиков пальцев, но её уже не хватало на мощные чары. Неужели он наступил на хвост самой... Об этом он лучше подумает позже. Волшебник ощупал пояс в поисках подходящей палочки, точно помня, что кроме Волшебной Стрелы брал с собой жезл Огненных Шаров. Рука наткнулась на обрезанные ремешки…
– Сволочи!
Надо было уходить, но он помнил, что за его спиной, за углом, переулок завален. Темная аллея! Будь она проклята. А бандиты наступали. Эльф уже решил подороже продать свою жизнь: по всему выходило, что бандиты не расположены вести переговоры. Магу казалось забавным, что расследование, казавшееся поначалу таким увлекательным, обернулось потасовкой, в которой эльфийскому герою Сэнду предстояло сложить свою блистательную голову. Эх, жаль, противники не сумеют оценить это по достоинству. Невеселые размышления скользили где-то на периферии сознания, а в действительности маг, отчаянно огрызаясь, отступал от кучки головорезов. И для него, и для них исход схватки виделся решенным: бандитов несколько, а силы эльфа скоро иссякнут; к тому же, ему вот-вот станет некуда отступать.

Внезапно перед Сэндом возникла темная гибкая фигура с двумя клинками в руках. Лезвия хищно поймали лунный свет, и голова ближайшего бандита покатилась по мостовой, разбрызгивая кровь. Серебристые волосы, тонкое сложение, грация танцора. Эльф. И, к тому же, его соплеменник – лунный эльф. Оставив догадки на более подходящее время, Сэнд взялся за свиток. Собственная сила силой, но ни один уважающий себя чародей не выйдет из дома без стратегического запаса волшебства на крайний случай. И такой случай настал. Не испытывая ни малейших сомнений, маг улучил момент, когда нежданный защитник уйдет с линии атаки, и отправил во врага огненную стрелу. Ночную тьму разорвала вспышка ослепительного света, полыхнуло жаром, заставляя отпрянуть и закрыть лица руками. Всех, кроме цели. Ту уже ничто не могло спасти: человеческое тело обернулось живым факелом. Отчаянный хриплый крик разорвал воздух, пахнуло паленой плотью, и вот на мостовой лежит обгорелый труп, а рядом с ним – лужа расплавленного метала, всего миг назад бывшего смертоносным оружием. Бандиты на миг опешили, и эльфийский боец без колебаний этим воспользовался. Перетек из стойки в стремительный бросок, почти не встретив сопротивления, проткнул грудь ближайшего бандита, рывком выдернул клинок из раны и блокировал атаку опомнившегося врага. Перевес сил в схватке резко изменился, и вскоре нападающие ровным слоем усеивали поле боя. Большинство – фрагментарно. Обугленные, обмороженные, разъеденные кислотой тела, лишившиеся голов или конечностей.

А Сэнд и его спаситель выжидающе смотрели друг на друга. Голубые глаза не отрывались от янтарных. Кинжал мага упирался незнакомцу в кадык, по белой коже под черный ворот медленно стекала струйка крови, а клинок светловолосого эльфа почти касался глаза Сэнда. И тут маг узнал своего спасителя. Нет, прежде он ни разу с ним не встречался, но вот послушать любопытных историй довелось. Все, как и описывали барды: черные одежды, жесткая складка губ, недобро прищуренные янтарные глаза, серебристые волосы, два клинка искусной работы, смертоносная грация змеи в бою.
– Элайт Кролнобер? – прошептал маг, выгибая брови. – Позволь спросить, чем обязан? Быть спасенным тобою – честь, – ехидно добавил он.
Авантюрист хищно усмехнулся. В лунном свете мелькнули белые зубы.
– Реймс. – Только одно имя, объяснявшее многое, но далеко не все.
– Он умер, – ответил Сэнд и, пожав плечами, добавил: – Плохой смертью.
– Ясно. Туда ему и дорога, – фыркнул Элайт. – Где тело?
– Там, где он оставил недовольную даму, – маг улыбнулся одной стороной рта.
– Где? – Повторил свой вопрос боец.
– Хм… Ты не находишь, что беседовать здесь не очень удобно. Запах паленого мешает сосредоточиться, а это может плохо сказаться на моей сообразительности, когда стража начнет задавать вопросы. Она хоть и слепа на оба глаза, и глуха на полуха, но рано или поздно приползет сюда. И если ты, мой доблестный спаситель, соизволил заметить, один из наших храбрых противников удрал. И я, скорее всего, не ошибусь, предположив, что это их главарь… промежуточный, а значит, оставаться здесь не слишком разумно.
Змей его понял. Отвел клинок от лица волшебника и одним неуловимым движением спрятал в ножны.
– Что ж, тогда идем. Полагаю, нам есть что обсудить.

***


Двое эльфов, путая следы, пробирались к лавке Сэнда, где за надежно запертыми дверями и за бокалом отличного бренди предавались далеко не светской беседе.
– Какое отношение ты имеешь к Реймсу, и где его тело? – Элайт перешел сразу к делу.
– Он обидел небезразличную мне даму, – отвечал Сэнд. Он сидел, расслабленно откинувшись на спинку кресла, и смотрел на пламя свечи сквозь темно-янтарную жидкость в бокале. Родное логово помогло магу вернуть душевное равновесие, и теперь он был готов вести переговоры с авантюристом, за которым тянулся длинный шлейф недоброй славы.
– Но ведь он, по твоим словам, мертв, – нахмурился боец, – ты намерен мстить трупу?
– Этот человек и в виде трупа умудряется доставлять неприятности уважаемым людям, – ответил маг, – я ищу способ как-то снять его с потолка, к которому он намертво пристал. Поступали предложения выпилить кусок потолка, к которому прилегает тело... но пока не ясно происхождение этого явления, лучше соблюдать осторожность и обходиться без экспериментов. Вдруг его угораздит пристать вместе с теми досками потолка уже к крыше?
Кролнобер слушал Сэнда и хмурился, но ни недоумения, ни недоверия на его лице не было. Он явно был зол. Видя реакцию собеседника и его нежелание развивать тему, волшебник сам потребовал объяснений.
– Прошу извинить, но хотел бы знать подробности истории. Из-за этого покойника меня чуть не убили.
– Что ж, имеешь право, – вздохнул Змей, расслабляясь и закидывая ногу на ногу. – Этот шельмец вздумал меня надуть, сбежал с освященным кольцом и своей подружкой. Они работали на Муар, амнийского агента, промышляющего здесь. Последнее, полагаю, для тебя не новость.
Сэнд согласно кивнул.
– Вот, значит, как... Тогда понятно, почему Калеб так переполошился.
– Еще бы. Но он не скроется. Найду и удавлю. – Элайт хмуро посмотрел на свой сжатый кулак, словно оценивая, хватит ли Калебу одного удара.
– А что с сообщницей?
– Она прекрасно владеет иллюзией.
При этих словах Змея что-то в мозгу Сэнда щелкнуло.
– Она сбежала, когда я начал читать заклинание определения магии, – хлопнул себя по лбу волшебник.
– Её стиль. Ладно, пойдем, отскребем труп от потолка твоей дамы, я знаю, как. Дело в кольце. Потом займемся Калебом.
– Не спеши, – ледяным тоном остановил авантюриста маг, – прежде я хочу услышать всю историю. И про кольцо тоже.
– Выходит, кое-что ты все таки раскопал, – протянул Змей. – Ну что ж, слушай. Мы с Реймсом были партнерами в одном деле. Все началось в Вотердипе, когда я охотился за одной волшебной вещицей и не знал, как к ней подобраться. Тут мне и подвернулся Реймс, якобы желавший отомстить своему дядюшке, лишившего их с сестрой наследства. Душещипательная история, которая меня не тронула. Зато заинтересовала личность того дядюшки. Я навел справки и выяснил, что у него может быть нужная мне вещица, а Реймс мог помочь при проникновении. Цель была жрецом Огмы, да к тому же мастером, достаточно долгое время экспериментировавшим с духовными артефактами. И, как выяснилось, один из них и нужен был Реймсу.
– Кольцо, – скорее утвердительно, чем вопросительно предположил Сэнд, отпивая бренди. Элайт кивнул и продолжил:
– Не только. Но о кольце стоит сказать отдельно. Механизм его действия завязан на муторной теологии, но общий смысл в том, что с его помощью души каким-то образом могли бы избежать Стены.
– Неслыханно! – воскликнул Сэнд. – Твоего жреца случайно звали не Финдир Вайвернспур? В его духе шутка…
– Пожалуй, это его потенциальный последователь, – фыркнул Кролнобер, – но там было еще что-то про отвращение от соблазнов и укрепление веры. В любом случае, в своем тогдашнем состоянии кольцо создателя не устраивало, и он хотел его перековать, чтобы попробовать другие чары. Реймсу же и его подружке были нужны еще какие-то рецепты из старых книг, что были у мастера. Поначалу они утверждали, что будут искать завещание, но вряд ли оно могло быть написано в книге с заклинаниями по воздействию на разум. Прихватив этот том и кольцо, парочка решила меня обмануть. Мы сцепились, тут и объявился хозяин. Когда Реймс с подружкой сбежали, жрец пообещал, что отдаст мне ту вещь, за которой я к нему пришел, если я верну кольцо и книгу, и дал мне предмет, который отменит действие кольца. Он каким-то образом понял, что кольцо активировано. Что ж, похоже, изъян в чарах и убил Реймса. Ну, туда ему и дорога. Осталось вернуть кольцо и найти книги.
Элайт хищно улыбнулся: его взгляд не предвещал вставшему на пути эльфа ничего хорошего.
– Полагаю, с книгой нам как раз поможет Калеб, – протянул Сэнд и добавил: – А сейчас, когда все прояснилось и мы немного отдохнули, предлагаю снять нашего вора с потолка, забрать кольцо и заняться книгой. Только сначала ответь мне на два вопроса...
Кролнобер вопросительно выгнул бровь и склонил голову к плечу, ожидая продолжения.
– Почему я не почувствовал токов магии, и почему он, имп ему в глотку, прилип к потолку?!
Элайт ненадолго задумался.
– Точно сказать не могу, но, вероятно, это эманации божественных сил, а не магических. А что до потолка… Предполагаю, что папочка истосковался по дитятку и зовет его к себе, невзирая на любые преграды. Даже доски потолков и живую плоть.

***


В «Лунной Маске» труп Реймса снимали в присутствии одной лишь Офалы. Сейчас он выглядел далеко не таким красавчиком, каким был при жизни. Палец с кольцом пришлось отрубить: оно слишком крепко впилось в плоть и не позволяло совместить себя с разряжающим жезлом. Но потом – одно касание, и тело Реймса упало на пол, где на голых досках сохранились въевшиеся багровые пятна: несмотря на все усилия поломоек, полностью вывести следы крови не удалось.

Тело настоящей Надин Элайт и Сэнд нашли в подвале «Маски». Ему было около недели. В комнате же подставной куртизанки обнаружился форменный бардак. Оказалось, она уволилась почти сразу после разговора с волшебником.
Маг и авантюрист тщательно обыскали её вещи и обнаружили в камине не успевшее полностью сгореть письмо. Там было несколько имен, звучавших по-орочьи, названия горных высот в окрестностях Родника Старого Филина и требование что-то куда-то отправить.
– Похоже, по поручению Муар – или того, кто за ней стоит, – они намереваются нанести удар по нашим позициям у Родника, – заметил Сэнд, когда они со Змеем возвращались из «Маски».
– Вероятно. Но, главное, Реймс издох, – улыбка Кролнобера не предвещала ничего хорошего несчастному Калебу, которого двое эльфов собирались поймать этим же вечером.

@темы: эльфячье, тексты, d-n-d, NWN2, Games

URL
Комментарии
2013-11-27 в 21:21 

Vargnatt
Трое в душе не считая зомби (с)
продолжение мидика хотет! оно ж там так и просится ;)

2013-11-27 в 21:24 

Amarth
Странным судьба иногда одаряет авансом - силой упрямства живого сменить фазу дня! (с) Jam
Vargnatt, Для этого бы еще почитать про Элайта, перечитать Сауриалов и поиграть в невер.))
Но я о нем потихоньку думаю = ))
Разборки с Муар напрашиваются, эт верно....

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Лесные байки

главная