00:41 

Tексты 8-го круга. четвертый.

Amarth
Странным судьба иногда одаряет авансом - силой упрямства живого сменить фазу дня! (с) Jam
Т8-45. Маленький Келебримбор размышляет о выборе профессии. H++
СнТ
Иногда, особенно, когда нужно было кого-то найти, как, например, сейчас, дом становился похожим на какой-то сказочный лабиринт, где за едва ли не каждой дверью происходило некое священнодействие, открывался свой прекрасный и причудливый мир, живущий по собственным законам. Впрочем, законы были, как раз общие, так всегда дедушка говорил, и Тьельпэ действительно знал, что и звук, с которым мудрит дядя Кано и свет, который в папиной штуковине из множества зеркал, отражаются по сходным принципам. Но всё же, юному Куруфинвиону ближе и понятнее был как раз свет, как пойманный линзой белый луч, попадающий на призму, преломляющийся и распадающийся радугой... глядя на это, он прежде всегда невольно задерживал дыхание, словно перед ним открывался кусочек некой вселенской тайны. А еще, отражающийся от зеркал свет был полезен, амиль повесила несколько таких штук. Тьельпэ все никак не мог запомнить, как атар их называл, как-то мудрено, на что дедушка посмеивался, мол, придумал такое, что сам не выговоришь, а если пытаешься, то будто Валу Аулэ ругающегося изображаешь. Потому дома все кроме отца называли их «зеркалками». Так вот, с этими зеркалками, амиль, не хмурила свои теплые, словно бархатно-ночные глаза, и улыбалась, когда выдувала из цветного стекла прекрасную посуду, необычные украшения, забавные игрушки. Тьельпэ почему-то подумалось, что было бы хорошо, если бы в доме были цветы, из прозрачного розового кварца, или хрусталя, или чего-то подобного, и они испускали бы мягкий свет, и их можно бы было разместить где угодно, а еще, их свет не зависел бы от Лаурэлина и Тельпериона... Но для этого надо уметь превращать камень в цветы, и уговаривать свет... И то и другое лучше всех умеют атар и дедушка... А еще прадедушка Руско, дедушка обещал взять его с собой к прадедушке, если он будет хорошо учиться. Идя по коридору, Тьельпэ улыбнулся, учиться у дедушки было чудесно, он показывал как из металла и камня делать вещи едва отличимые от живых, или прекрасные сами по себе, не похожие ни на что. А еще, он вкладывал при трансформации материалов какие-то Слова. Куруфинвион их пока не понимал, а атар потом сказал, что ему, Тьельпэ, это пока еще рано, и вообще удивительно, что он их вообще расслышал. На что дедушка, справившись с удивлением, хлопнул внука по плечу и гордо сказал, что таким "ранним" и должен быть потомок Финвэ и Феанаро. Тьельпэ в тот момент показалось, что он будто бы взлетел, не смотря на тяжелую, жилистую ладонь деда на своем плече, а может и благодаря ей.
А еще и родители, и дед часто замечали, что металлы и камни, льнут к Тьельперинквару как ласковые коты, с удовольствием играя с ним и показывая свои тайны, по капельке, понемногу, но ведь у них впереди еще многие лоар....
Впрочем, юный внук Огненного Духа пробовал себя всюду, где находил что-то для себя интересное, а интересно ему было многое, то он пытался делать из камня фигуры, как бабушка Нерданэль, то рисовал вместе с дядей Руссандолом. Это могли быть птицы, севшие на окно, или замок с трех сторон, который потом можно было сложить маленьким, умещающимся на столе, но со всем, что должно быть в замке настоящем. Потом пел вместе с Кано, а заодно и пытался освоить науку нот, струн и клавиш. Возился с деревяшками и кожей вместе с Тьелкормо, ходил с ним в лес, учась смотреть и видеть, слышать и слушать, узнавал о свойствах трав и повадках животных. Морифинвэ учил его верховой езде, рассказывал о том, что сильным надо быть не только в кузне, или в поединке, а еще говорил о том, что многое можно обратить себе на пользу, что можно понимать мысли других безо всякого осанвэ, и что делать с этим знанием. Тьелпэ пока еще не до конца понимал к чему всё это, но чувствовал важность и старался запомнить всё.
Младшие дядюшки пока еще сами брались за многое, их манила и охота, как дядю Турко, и пение, танцы и стихосложение, как Кано, но с ними было просто весело.
Но всё-таки, раз за разом Тьельпэ вновь возвращался в мастерские отца и деда, и вся информация, что причудливыми картинами складывалась у него в голове, просилась быть расплавленной, откованной, отлитой, выточенной, выгравированной... руки сами тянулись к инструментам, а в грезах он видел меняющее и преображающее пламя... И это казалось ему прекрасным.

@темы: арда, нолдор, писанина, сильмариллион, тексты, трава перводомская, эльфячье

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Лесные байки

главная